Элизиум в сети:

Элизиум вконтактеElysium Vkontakte
Элизиум на YouTubeElysium YouTube
Элизиум в FacebookElysium Facebook
Элизиум в InstagramElysium Instagram
Elysium Last.fmElysium Last.fm

Ещё одна историческая песня в репертуаре Элизиума. 
Эта песня - о нашей малой Родине; не о любви к Нижнему Новгороду и волжским просторам, но нас, о нашей истории. Это следует знать и помнить, потому что история имеет свойство повторяться! (читай ниже)
Скачать MP3 - https://fex.net/get/836661154877/6565... 
Смотреть видео - https://www.youtube.com/watch?v=kV3mT...
«Право на восстание - право граждан любой страны мира, любыми средствами, вплоть до вооруженной борьбы, защищать свои права и свободы от узурпаторов захвативших власть» 
1905. 
Безземельные крестьяне. Бесправные рабочие, непосильный многочасовой труд, ужасные бытовые условия. Позорное поражение в русско-японской войне. Всё это стало причиной первой русской революции. Финальной точкой стало «Кровавое воскресенье» — расстрел царём Николаем II мирного шествия в Петербурге, убившем в народе окончательно веру в монархию… 
 
 Вслед за вооружённым восстанием 7 декабря в Москве, 12 декабря поднялось Сормово. 
 
Начиная с 8 декабря сормовские рабочие прямо в цехах и практически в открытую начали изготавливать самодельные пики, шашки, кинжалы и даже бомбы. А вот токарь Париков пошел дальше и по заранее сделанным чертежам вообще собрал самодельную пушку. Снаряды для нее отливались в литейке, а потом собирались в квартире у одной сормовички. 
Власть о настроениях в народе догадывалась, тем более находившийся на заводе фабричный инспектор прямо докладывал: «Рабочими заготовляется оружие в громадном размере, горны и точила заняты, забирается много стали самовольно, а также переделываются напильники и прочее». 
 11 декабря нижегородский губернатор Фредерикс докладывал в столицу: 
«Положение в Сормове крайне опасное. Завтра могут быть беспорядки. Войск нет». 
 
 В 10 часов утра 12 декабря пронзительно завыл заводской гудок. Рабочие знали, что это не сигнал о начале рабочей смены, а начало восстания. Работа тотчас была прекращена, и вся многотысячная толпа ринулась на улицу. Отряды начали брать под контроль прилегающую территорию. 
 Первый серьезный бой с конной полицией произошел в районе нынешнего Центра Сормова. Затем весь день происходили стычки и перестрелки, обе стороны понесли потери. Народная столовая, популярное место сбора сормовских рабочих, несколько раз переходила из рук в руки. В итоге захватив-таки ее, полицейские выместили здесь всю злобу: поломали мебель и исплевали развешанные на стенах революционные листовки. Полицаям достались и богатые трофеи, а именно запасенные рабочими три ведра самогона и 30 бутылок водки. На улице было морозно, и дабы согреться, стражи порядка все это тут же распили. После этого бои в Сормове продолжились. 
 Полным драматизма был штурм дома Ивана Чурыгина. Когда в здание ворвались полицейские, революционер бросил в подъезде бомбу. Взрывом были убиты два человека, еще двое получили ранения. После этого рабочие скрылись через черный ход, а проникшая в здание группа захвата по ошибке изрубила саблями попавшихся под руку студента и старуху, в дыму приняв их за боевиков. 
 13 декабря вспыхнуло и Канавино. Был захвачен железнодорожный вокзал. Остановлены действия телеграфа, телефона. Телефонные столбы спилены. 
 
В восстании активно приняли участие не только социал-демократы, но и нижегородские анархисты и эсеры, а так же служащие и молодёжь. 
 
 В Сормово центральным местом событий стало здание церковно-приходской школы, и выстроенная рядом с ней баррикада. По приказу губернатора в Сормово дополнительно были переброшены казаки и рота жандармов с пушками. 
 Рано утром 14 декабря полиция начала артподготовку. Позиции орудий находились у здания «Общественного собрания служащих» (ныне — огороженное синим забором трехэтажное здание в Центре Сормова), откуда до главной баррикады было 800 метров. Первые три снаряда пролетели выше здания школы, четвертый разорвался у баррикады. 
 После этого открыла ответный огонь и самодельная пушка рабочих. Из окон последнего этажа оборонявшиеся наблюдали в бинокль результаты попаданий и корректировали огонь. Однако полицейские все же стреляли гораздо точнее. Один из снарядов влетел прямо в окно, пробил внутренние перегородки и взорвался в задней классной комнате, убив и ранив 6 человек. 
После длительного обстрела здание получило серьезные повреждения, и было объято дымом, баррикада также была местами разрушена. Около 14:00 казаки двинулись к баррикаде. Однако когда заграждение уже было близко, рабочие взорвали замаскированный на обочине фугас. Его с помощью электровзрывателя привели в действие двое засевших в парикмахерской революционера. Сила взрыва была такой, что в радиусе 200 метров в домах выбило все стекла. Это на время остановило наступавших, которые засели за домами и продолжили обстрел. Школу они постепенно обходили с фланга. 
В итоге восставшие были вынуждены прекратить бой. К ночи выжившие рабочие разошлись по домам и окрестным лесам, а тяжелораненых отнесли в заводскую больницу. 
Губернатор Фредерикс телеграфировал министру внутренних дел Булыгину: 
«Вчера в Сормове действиями артиллерии, казаков, полиции все баррикады уничтожены». 
Был и штурм Московского вокзала в Канавино. В полдень 15 декабря артиллерия открыла массированный огонь по зданию и баррикадам, прикрывавшим подходы к нему. При этом часть снарядов взрывалась с перелетом в Гордеевке. После нескольких часов непрерывного обстрела остатки оборонявшихся вывесили белый флаг и сложили оружие. 
Баррикады, построенные рабочими, разбирать не стали, опасаясь их последующего восстановления. Их просто обливали керосином и поджигали. Попутно полицейские сожгли и народную столовую в центре Сормова. Замерзшие за день «царевы собаки» получили возможность согреться. 
Боевые действия продолжались четыре дня и повлекли много жертв, как со стороны восставших, так и среди полиции и населения. Канавино и Сормово довольно сильно пострадали в ходе боев — как будто шла настоящая война. В последнем было разрушено 15 жилых домов и погибло 43 жителя. 
 
На пятый день, в «черную субботу» 16 декабря было официально объявлено о полном подавлении мятежа. Завод был временно закрыт, уволены ВСЕ рабочие. 
 
Губерния была объявлена на «положении чрезвычайной охраны», на улицах ввели комендантский час, запрещалось передвигаться группами более двух человек, доступ в окрестные леса также был закрыт. Все легальные и нелегальные организации рабочих по распоряжению губернатора были закрыты. Вплоть до Рождества шли аресты и обыски, всего было задержано около 300 человек. При этом рабочего Шимборского, пытавшегося устроить драку с конвоирами, застрелили прямо на улице, а его коллегу Минина закололи штыками 
 
Такую цену нижегородцам пришлось заплатить за попытку отстоять свои права и свободу. 
 
Штаб восстания сохранился по сей день, вы можете наблюдать его по адресу ул. Коминтерна, 175. А завод - работает, и является одним из градообразующих предприятий Нижнего. 
Обложка - Андрей Уваров И спасибо художнику Борису Кустодиеву!
#НовыйСингл #группаЭлизиум #ЭлизиумЯды #ElysiumBandЕщё одна историческая песня в репертуаре Элизиума. 

Ещё одна историческая песня в репертуаре Элизиума. 

Эта песня - о нашей малой Родине; не о любви к Нижнему Новгороду и волжским просторам, но нас, о нашей истории. Это следует знать и помнить, потому что история имеет свойство повторяться! (Читай ниже)

Скачать MP3 - https://goo.gl/CTuDff
Смотреть видео - https://youtu.be/kV3mTPE9rC0
«Право на восстание - право граждан любой страны мира, любыми средствами, вплоть до вооруженной борьбы, защищать свои права и свободы от узурпаторов захвативших власть» 
1905. 
Безземельные крестьяне. Бесправные рабочие, непосильный многочасовой труд, ужасные бытовые условия. Позорное поражение в русско-японской войне. Всё это стало причиной первой русской революции. Финальной точкой стало «Кровавое воскресенье» — расстрел царём Николаем II мирного шествия в Петербурге, убившем в народе окончательно веру в монархию… 
 
 Вслед за вооружённым восстанием 7 декабря в Москве, 12 декабря поднялось Сормово. 
 
Начиная с 8 декабря сормовские рабочие прямо в цехах и практически в открытую начали изготавливать самодельные пики, шашки, кинжалы и даже бомбы. А вот токарь Париков пошел дальше и по заранее сделанным чертежам вообще собрал самодельную пушку. Снаряды для нее отливались в литейке, а потом собирались в квартире у одной сормовички. 
Власть о настроениях в народе догадывалась, тем более находившийся на заводе фабричный инспектор прямо докладывал: «Рабочими заготовляется оружие в громадном размере, горны и точила заняты, забирается много стали самовольно, а также переделываются напильники и прочее». 
 11 декабря нижегородский губернатор Фредерикс докладывал в столицу: 
«Положение в Сормове крайне опасное. Завтра могут быть беспорядки. Войск нет». 
 
 В 10 часов утра 12 декабря пронзительно завыл заводской гудок. Рабочие знали, что это не сигнал о начале рабочей смены, а начало восстания. Работа тотчас была прекращена, и вся многотысячная толпа ринулась на улицу. Отряды начали брать под контроль прилегающую территорию. 
 Первый серьезный бой с конной полицией произошел в районе нынешнего Центра Сормова. Затем весь день происходили стычки и перестрелки, обе стороны понесли потери. Народная столовая, популярное место сбора сормовских рабочих, несколько раз переходила из рук в руки. В итоге захватив-таки ее, полицейские выместили здесь всю злобу: поломали мебель и исплевали развешанные на стенах революционные листовки. Полицаям достались и богатые трофеи, а именно запасенные рабочими три ведра самогона и 30 бутылок водки. На улице было морозно, и дабы согреться, стражи порядка все это тут же распили. После этого бои в Сормове продолжились. 
 Полным драматизма был штурм дома Ивана Чурыгина. Когда в здание ворвались полицейские, революционер бросил в подъезде бомбу. Взрывом были убиты два человека, еще двое получили ранения. После этого рабочие скрылись через черный ход, а проникшая в здание группа захвата по ошибке изрубила саблями попавшихся под руку студента и старуху, в дыму приняв их за боевиков. 
 13 декабря вспыхнуло и Канавино. Был захвачен железнодорожный вокзал. Остановлены действия телеграфа, телефона. Телефонные столбы спилены. 
 
В восстании активно приняли участие не только социал-демократы, но и нижегородские анархисты и эсеры, а так же служащие и молодёжь. 
 
 В Сормово центральным местом событий стало здание церковно-приходской школы, и выстроенная рядом с ней баррикада. По приказу губернатора в Сормово дополнительно были переброшены казаки и рота жандармов с пушками. 
 Рано утром 14 декабря полиция начала артподготовку. Позиции орудий находились у здания «Общественного собрания служащих» (ныне — огороженное синим забором трехэтажное здание в Центре Сормова), откуда до главной баррикады было 800 метров. Первые три снаряда пролетели выше здания школы, четвертый разорвался у баррикады. 
 После этого открыла ответный огонь и самодельная пушка рабочих. Из окон последнего этажа оборонявшиеся наблюдали в бинокль результаты попаданий и корректировали огонь. Однако полицейские все же стреляли гораздо точнее. Один из снарядов влетел прямо в окно, пробил внутренние перегородки и взорвался в задней классной комнате, убив и ранив 6 человек. 
После длительного обстрела здание получило серьезные повреждения, и было объято дымом, баррикада также была местами разрушена. Около 14:00 казаки двинулись к баррикаде. Однако когда заграждение уже было близко, рабочие взорвали замаскированный на обочине фугас. Его с помощью электровзрывателя привели в действие двое засевших в парикмахерской революционера. Сила взрыва была такой, что в радиусе 200 метров в домах выбило все стекла. Это на время остановило наступавших, которые засели за домами и продолжили обстрел. Школу они постепенно обходили с фланга. 
В итоге восставшие были вынуждены прекратить бой. К ночи выжившие рабочие разошлись по домам и окрестным лесам, а тяжелораненых отнесли в заводскую больницу. 
Губернатор Фредерикс телеграфировал министру внутренних дел Булыгину: 
«Вчера в Сормове действиями артиллерии, казаков, полиции все баррикады уничтожены». 
Был и штурм Московского вокзала в Канавино. В полдень 15 декабря артиллерия открыла массированный огонь по зданию и баррикадам, прикрывавшим подходы к нему. При этом часть снарядов взрывалась с перелетом в Гордеевке. После нескольких часов непрерывного обстрела остатки оборонявшихся вывесили белый флаг и сложили оружие. 
Баррикады, построенные рабочими, разбирать не стали, опасаясь их последующего восстановления. Их просто обливали керосином и поджигали. Попутно полицейские сожгли и народную столовую в центре Сормова. Замерзшие за день «царевы собаки» получили возможность согреться. 
Боевые действия продолжались четыре дня и повлекли много жертв, как со стороны восставших, так и среди полиции и населения. Канавино и Сормово довольно сильно пострадали в ходе боев — как будто шла настоящая война. В последнем было разрушено 15 жилых домов и погибло 43 жителя. 
 
На пятый день, в «черную субботу» 16 декабря было официально объявлено о полном подавлении мятежа. Завод был временно закрыт, уволены ВСЕ рабочие. 
 
Губерния была объявлена на «положении чрезвычайной охраны», на улицах ввели комендантский час, запрещалось передвигаться группами более двух человек, доступ в окрестные леса также был закрыт. Все легальные и нелегальные организации рабочих по распоряжению губернатора были закрыты. Вплоть до Рождества шли аресты и обыски, всего было задержано около 300 человек. При этом рабочего Шимборского, пытавшегося устроить драку с конвоирами, застрелили прямо на улице, а его коллегу Минина закололи штыками 
 
Такую цену нижегородцам пришлось заплатить за попытку отстоять свои права и свободу. 
 
Штаб восстания сохранился по сей день, вы можете наблюдать его по адресу ул. Коминтерна, 175. А завод - работает, и является одним из градообразующих предприятий Нижнего. 
Обложка - Андрей Уваров И спасибо художнику Борису Кустодиеву!
#НовыйСингл #группаЭлизиум #ЭлизиумЯды #ElysiumBand

 

Афиша концертов

3 ноября (Пятница)
МОСКВА: STADIUM

25 ноября (Суббота)
Санкт-Петербург: Aurora Concert Hall

8 декабря (Пятница)
Рязань: Raz Dva Bar

9 декабря (Суббота)
Тула: рок-клуб М2